Археологический клуб
Зарубинецкая культура

Проблемы этногенеза зарубинецких племен

Проблемы этногенеза зарубинецких племен
Исторический период, в условиях которого складывалась и развивалась культура зарубинецких племен, являлся весьма сложным.
Он характеризовался значительными перемещениями европейского населения, постоянной борьбой племен, мощным воздействием культуры кельтского мира на соседние и отдаленные племена, позднее - не менее мощным влиянием Рима и его провинций. Элементы культуры, сложившиеся под чуждым воздействием, нередко оказывались в той обстановке более яркими, чем проявления местныхтрадиций.

Внутренняя жизнь населения Средней и Восточной Европы также претерпевала существенные изменения. Навсегда уходили в прошлое старые родоплеменные порядки и свойственный им бытовой уклад, что влекло за собой большие изменения в области культуры. Вследствие всего этого изучение генетических связей в среде европейского населения конца I тыс. до н. э. и первых веков н. э. по археологическим данным является чрезвычайно трудной задачей.

В полной мере это относится и к зарубинецким племенам, к попыткам отыскать их генетических предшественников. Дискуссия по этому вопросу в среде археологов не прекращается. Вначале, когда зарубинецкие древности были известны лишь в ограниченных пределах Киевского Приднепровья, исследователей особенно привлекала возможность увязать зарубинецкую культуру с местной культурой скифской поры.

На такие связи указывали некоторые особенности в керамическом материале. Отсюда возникла мысль об автохтонности зарубинецкого населения на Среднем Днепре. Этой мысли, высказанной впервые В. В. Хвойкой, с самого начала изучения зарубинецких древностей противостояла другая, направлявшая поиски истоков зарубинецких племен в среду населения Средней Европы.

При этом обращалось особое внимание на зарубинецкие погребальные памятники - бескурганные могильники с трупосожжениями, чуждые древнему населению Среднего Поднепровья, но издавна широко распространенные в Средней Европе, а также на элементы материальной культуры кельтского (латенского) характера, свойственные зарубинецким древностям.

Если В. В. Хвойка и его последователи видели в зарубинецком населении славянскую группировку, то в соответствии со второй точкой зрения зато было якобы какое-то германское племя, проникшее в Поднепровье с первой волной "великого переселения народов".

Уже во второй четверти нашего столетия, после накопления новых данных о среднеднепровских скифах и зарубинецких племенах, выяснилось, что элементы культуры, связывающие их друг с другом, являляются весьма спорными.

Оказалось, что те особенности в зарубинецкой керамике, которые рассматривались в качестве скифского наследия, перекликаются не столько с местной культурой, непосредственно предшествующей зарубинецкой, сколько с культурой значительно более архаичной, "ранне-скифской", что является на первый взгляд совсем непонятным. Ни разу не был отмечен сколько-нибудь убедительный факт перерастания местной скифской культуры в зарубинецкую. В итоге взгляды на зарубинецкий этногенез, восходящие к представлениям В. В. Хвойки, потерпели серьезное поражение, и сейчас имеются лишь отдельные их защитники.

В поисках другого, более приемлемого решения вопроса об автохтонности зарубинецкого населения на Среднем Днепре (в конце 40-х годов было высказано предположение, что его предками были не средне-днепровские племена скифской поры, а их северные соседи - милоградские (подгорцевские) племена I тыс. до н. э. Культура последних в то время была известна еще очень плохо. Дальнейшие систематические исследования, в ходе которых милоградские древности получили всестороннюю характеристику, не подтвердили это предположение. Отдельные общие элементы в милоградской и зарубинецкой культурах говорят не о генетических, а о близких соседских связях, особенно тесных в обстановке распространения зарубинецких племен на значительную часть милоградской территории.

В этих условиях инфильтрация некоторых культурных элементов была неизбежной, несмотря на коренное отличие одной культуры от другой. Древности Средней Европы, с которыми, как указывалось выше, еще в начале нашего века стали сравнивать зарубинецкую культуру, в настоящее время получили несравненно более отчетливую характеристику, а также хронологическую и территориальную классификацию. Правда, многое еще остается в этом вопросе спорным.

В археологической литературе отсутствует согласованное разделение среднеевропейских древностей конца I тыс. до н. э. на германские и славянские или принадлежавшие, возможно, и другим племенам, исчезнувшим еще в древности. Основной ошибкой поисков истоков зарубинецких племен в среде древнего населения Средней Европы было то, что исследователи уделяли .особое внимание тем элементам культуры, которые у зарубинецких и среднеевропейских племен появились в результате одного и того же кельтского влияния.

Так, например, существуют представления, что зарубинецкие племена являются ответвлением племен ясторфской культуры, распространенной на Средней Эльбе. Основным аргументом служат здесь близкие черты некоторых групп керамического материала, появившихся в культуре тех и других племен в результате контактов с кельтским миром. Несомненно, более весомыми являются предположения, связывающие генезис зарубинецких племен с поморскими племенами Повисленья.

Высказанные первоначально польскими исследователями, в частности Ю. Косшевским, они получили серьезную поддержку в археологических материалах, собранных в последние годы Ю. В. Кухаренко на западных окраинах бассейна Припяти и на примыкающих к ним участках поречья Западного Буга. Непосредственным предшественником зарубинецких племен в этих районах, по его мнению, были поморские племена с "подклешовыми" могильниками, культура которых имела ряд существенных признаков, близких зарубинецкой культуре.

Ю. В. Кухаренко не допустил никакого преувеличения, когда писал, что "перед нами непрерывность развития погребального обряда, массовое распространение тех же самых вещей и т. д. На зарубинецких могильниках, как и на предшествующих им здесь могильниках, безраздельно господствует трупосожжение. И те и другие могильники бескурганные." Далее он указывает на общие элементы в керамике, ее орнаментации, в характере поселении и жилищ.

Имеются древности "промежуточные", о которых трудно сказать, являются ли они зарубинецкими или им предшествующими. Словом, здесь можно как будто бы наблюдать картину эволюции одной культуры в другую. Но все это еще не решает окончательно вопроса о генезисе зарубинецких племен и их культуры. Как правильно отметил Д. А. Мачинский, соображения Ю. В. Кухаренко были бы совершенно бесспорными при условии, что изучаемая им полесская (припятьская) группа зарубинецких племен являлась древнейшей, была генетической основой всего зарубинецкого массива.

Но это далеко не так. Зарубинецкие племена распадались на несколько локальных подразделений, среди которых, наряду с полесской группой, особенно большое значение имели племена среднеднепровские. В их культуре вместе с отдельными поморскими элементами (при этом не совсем такими, какие выявляются на Припяти) налицо латенские, дакийские и архаичные скифские черты, речь о которых шла выше.

Несомненно, среднеднепровские племена не были ответвлением полесских. Они возникли одновременно с ними, причем не на Днепре, а, по-видимому, в смежных с Полесьем, более южных местностях, где культурно-историческая обстановка была в это время весьма запутанной и где имелся мощный местный субстрат, возможно родственный продвинувшимся с запада поморским группировкам.

Представляется, что именно этот субстрат являлся хранителем архаичных "скифских" элементов в культуре, прежде всего в керамике, сохранившихся в зарубинецкой среде. Зарубинецкие племена не были при этом единственной новой группировкой на юго-западе нашей страны в конце I тыс. до н. э. Рядом с ними, за Днестром, несколько раньше их появились племена типа Поянешти-Лукашевка, имеющие некоторые общие черты с зарубинецким среднеднепровским населением, а на Верхнем Днестре несколько позднее - пшеворские племена.

Продвижение зарубинецких племен в поречье Среднего Днепра стало возможно, по-видимому, в результате того разгрома, который до этого совершили появившиеся здесь сарматы. Конец I тыс. н. э., в течение которого складывалась и распространялась зарубинецкая культура, - это время, когда новые группировки племен создавались, как правило, в итоге мощных процессов интеграции, охватывающих в первую очередь родственные этнические группы.

Генезис той или другой группы нельзя понять правильно, не разъяснив одновременно судьбу ее соседей и не рассмотрев взаимоотношения с ними. Другими словами - вопрос о происхождении зарубинецких племен не может получить решения вне рамок общей проблемы этногенеза племенных групп Средней и Восточной Европы.

Читайте далее: Полемика вокруг зарубинецких древностей




Скифская культура
Скифская культура
талисман
Талисман
Кесария Филиппова
Кесария Филиппова

Находки эпохи палеолитаОнежские петроглифыКобанская культураНемировская культураСкифская культураСакская культураПазырыкская культураСарматская культураЗарубинецкая культураПроблемы этногенеза зарубинецких племенПолемика вокруг зарубинецких древностейСоседи зарубинецких племенКуда ушли зарубинецкие племена?Зарубинецкие племена-предки славян?Датировка древностейАнтичная керамикаПредметы античного производстваТипология зарубинецкой керамикиПироговский могильникКерамика Пироговского могильникаКорчеватовский могильникЗарубинецкие погребенияЗарубинецкое поселение ГриниЗарубинецкое поселение КазаровичиЗарубинецкое поселение ТаценкиЗарубинецкое поселение ХодоровЗарубинецкое поселение МонастырекЗарубинецкое поселение КомаровкаДревний челн ХотяновкаЗарубинецкое поселение ЛютежЗарубинецкая металлургия
Кесария Филиппова или ПаниасАнтичные коллекцииЛюди и легенды Артефакты и теорииТроице-Сергиева лавраИзборск и ПечорыКартины по русской истории Древний Согд Древняя БактрияГосударство СасанидовТуран - империя Тимуридов
Контакты Карта сайта Наши партнеры